Исцеляющие руки зари. Объемный образ ситуации – еще один ключ

zm204Что нового мы о речи с помощью «зоревой медицины»? Какие новые возможности открывает перед нами речь, будучи использована в зоревом психотренинге?
Вот некоторые мысли, которые возникли у меня (а может быть, и у вас тоже):

Причины отказов

Не исключено, что причины невосприятия «зоревого» оздоровительного психотренинга массами глубже – куда глубже, чем может показаться на первый взгляд. Некогда обожествление Зари было естественным, отголоски этого отношения живы до сих пор, но живы не «массово».

На протяжении веков ценностная ориентация общества изменилась, а наше современное общество вообще существует как бы бесцельно. И уж во всяком случае здоровье в современном обществе перестало быть одной из важнейших ценностей. При ином отношении к здоровью зоревой психотренинг мог бы стать средством укрепления здоровья, причём здоровья в очень широком смысле слова – и функционального, и социального, а также помочь в решении множества вполне прикладных жизненных задач. Вот, например.

Доминанта собирает отдельные ручейки энергии в единый энергетический «кулак» и создаёт ярко выраженный эффект энергетической «подпитки». Некогда меня очень заинтересовал вопрос: можно ли усилить эффект от обычных занятий по иностранному языку за счёт речевой формулы? Как оказалось, можно.

После такой психологической «зарядки» в течение долгого времени сохраняется более высокая производительность умственного труда. Но главное не это.
Доминанта собирает в целостный образ и усиливает определённое (заданное) эмоциональное состояние. Это полезное качество в деле овладения иностранной речью (и не только речью), поскольку любое речевое сообщение как бы распадается на две взаимодополняющие половинки.

С одной стороны, в нём содержится констатация неких фактов. С другой стороны, в любом речевом сообщении непременно присутствует также та или иная интерпретация тех же фактов, их оценка – равно смысловая и эмоциональная. Как переводчик-практик знаю: любую мысль можно выразить на иностранном языке (и наоборот) по-разному. Если хорошо поискать, можно найти до десяти вариантов. Точный выбор слова придаст именно ту смысловую и чувственную окраску, которая требуется.

Беда многих людей, изучающих иностранный язык, в том, что они воспринимают иностранную речь (как, впрочем, и текст) плоско, одномерно, не рассматривают несколько возможных вариантов, выбирая наилучший. Ещё бы: слишком это кропотливо и утомительно! А ведь иностранные слова не менее, а то и более многозначны, чем слова нашего родного языка. Сильная двигательно-речевая доминанта с её высоким энергетическим потенциалом здесь может быть весьма кстати, поскольку учит нас чувствовать малейшие оттенки ритма и интонации и пользоваться ими.
Любое речевое сообщение можно разделить на две части и по-другому.

Известно, что существуют так называемые «строевые элементы» речи, то есть формы, устойчиво повторяющиеся во всех сходных ситуациях общения. Между ними помещаются слова-минутки, которые с изменением характера сообщения облетают, подобно жёлтым листьям по осени. Строевые же элементы остаются.

Если мы освоили хотя бы одну-единственную тему на иностранном языке и обеспечили себе богатый набор строевых элементов, мы можем быть спокойны, поскольку «выхватили», усвоили самую суть, а накопление словарного запаса – дело наживное, зависящее только от нашего желания.

Зная, на какой небольшой основе доминанта создаёт и энергетически подкрепляет сложные комплексы состояний, можно выдвинуть следующие предположения:
– это свойство доминанты естественно распространяется и на другие ситуации, непосредственно с оздоровительными сеансами не связанные;
– устойчивые эмоциональные состояния, смоделированные доминантой, становятся, в свою очередь, основой для сложных и даже сложнейших познавательных и волевых действий.

Конечно, прежде чем попасть на ровную дорогу, не раз споткнёшься…
Руководствуясь изложенной идеей, я провёл занятия по английскому языку в нескольких группах. Увы, успешные результаты были получены только у трети студентов! Не сразу я понял, в чём загвоздка.

Сам зоревой оздоровительный психотренинг, овладение иностранным языком до уровня Живого Слова, процесс организации эффективного устного общения – всё говорит об одном и том же: благодаря сильной доминанте возникает объёмный образ ситуации.

Что под этим следует понимать?
Нашу речь можно сравнить со старинной прялкой. Большинство современников напрочь позабыли, что это такое. А я с детства живо помню, как кружилось неутомимое веретено в руках моей бабушки, вытягивая из облачка шерсти тонкую-тонкую и, главное, одинарную нить. Точно так же из «облака» образов, которое постоянно клубится в нашем сознании (вспомните упражнение, описанное выше), мы тянем и тянем нить речевого высказывания.

С точки зрения одномоментно воспринимаемой информации словесное «прядение» – резкий перепад. Более того – фильтр. Привыкнув к слову, которое довлеет над современным образом жизни, мы охотно, без внутреннего сопротивления, «обуживаем» собственное сознание. «Обузив» сознание, мы отсекаем от себя часть окружающего мира, исключив его из нашего мировосприятия.

Так вот, освоив какие-либо психологические и духовные практики, построенные на сильной доминанте, мы со временем начинаем ценить свободу от ограничений, которую дарит нам именно она, доминанта. Объёмный образ ситуации – это одновременный ответ на все мыслимые и даже ещё немыслимые вопросы о сложившей ситуации. Все «кто», все «что», все мыслимые состояния, процессы, действия и отношения, образующие причудливое облако пред-мысли, слитые в единый цельный клубок – вот что такое объёмный образ ситуации.

Можно использовать другое сравнение. Скажем, на ярмарочной площади собираются поднять воздушный шар, чтобы катать детей. На оболочке шара всякие затейливые рисунки. Какие? Это мы увидим только после того, как шар наполнится горячим воздухом и зависнет над землёй. Достаточно хорошо воспринять объёмный образ ситуации можно только тогда, когда он, образ, энергетически насыщен. Насыщенность выше среднего уровня придаёт образу особую яркость и жизненную достоверность.

Зоревой психотренинг, как вы уже заметили, показывает, как за ярким возбуждением непременно следует глубокое торможение. Чрезвычайно интересно и важно то, что и в фазе глубокого торможения объёмный образ ситуации не распадается, не гаснет, но продолжает жить своей невидимой – виртуальной – жизнью, время от времени выплескиваясь в сферу дневного сознания.

Извне может показаться, будто человек, действуя в сфере своих интересов, словно бы проживает одновременно несколько параллельных жизней. Можно спросить: да хорошо ли это? Ведь целеустремленность человека совершенно справедливо считают залогом успеха в жизни. Как говорится, нельзя удержать два арбуза на одной ладони. Да, нельзя. И всё же… У меня семь областей устойчивого интереса. Это поэзия, психология и методика преподавания иностранных языков, переводы с четырёх языков, зоревой психотренинг, региональная демография, теория и практика устной пропаганды, структурно-лингвистический анализ систем знания, социальная экология. Семь арбузов на одной ладони.

В прозрачной чаще мыслей тоже есть тропа

Итак, семь областей устойчивого интереса… Семь арбузов на одной ладони… Если человек всю жизнь был зажат узким коридором отдельной учебной или научной дисциплины, он всполошится: «Ужасно широко! Это не по мне!» Но, памятуя о многих философских спорах и не желая прослыть застарелым консерватором, в ответ ему кто-то по-маниловски мечтательно вздохнёт: «Зато какой простор для наведения междисциплинарных мостов, для изысканных междисциплинарных наблюдений!»

Четырнадцать лет я работал на кафедре иностранных языков Дальневосточного научного центра АН СССР, готовил к сдаче кандидатского минимума по иностранному языку. У меня была своя методика, суть которой очень проста. Что интереснее всего для учёного? Конечно, знание. Покажи учёному, как работает иностранный язык, оформляя знание, и увидишь: иностранный язык становится для него своим. Конечно, необходимы самые отвлечённые от конкретности представления о взаимосвязи языка и знания. Но отвлечённые представления нужны не ради теории, а для дела, как ориентировочная основа для деятельности на стыке научно¬го исследования и владения иностранным языком.

Исцеляющие руки Зари

Случайно (а может, и нет) обстоятельства моей жизни оказались совершенно уникальными. Они саму жизнь мою превратили в длящийся эксперимент-«перевёртыш», в настоящий калейдоскоп меняющихся подходов и результатов познания. Детали едва ли будут вам интересны, поэтому взгляну на пройденный мною путь как бы с высоты птичьего полёта.

Во-первых, надо составить предельно полный набор характеристик научного термина: характеристик формально-языковых, общесемантических, «реперных» (по месту в системе знания и в некотором эталонном тексте) и характеристик истинностных. Благодаря этому возникает чёткое представление о том, что такое мнение (предположение). Что такое факты неудостоверенные и удостоверенные, необъяснённые и объяснённые? Что такое эмпирическая закономерность как связь удостоверенных объяснённых фактов? Что такое научный закон, система научных законов? Какое содержание вкладывают в понятие «принцип»?.. Постепенно становится ясной концепция кумулятивного развития человеческих зна¬ний. Короче говоря, мы получаем в руки карту и компас. Если хочешь – иди, не заблудишься! Прозрачная «чаща мыслей» вполне проходима! Правда, с одной оговоркой. Но это стало ясно позднее.

Науку одновременно вполне можно представлять как основную, доминирующую и альтернативную культуры. Вот поучительный случай. Мне предстояло сплавляться на резиновой лодке в верховьях реки Бурей вместе с опытным геологом-полевиком В.М.Бирюковым. Не знаю уж, почему он не проинструктировал меня заранее, хотя знал, что раньше я никогда не сплавлялся по горным речкам. Когда нас понесло и закружило, я, как мне думалось, не растерялся – принялся усердно грести. Но неуверенное кружение лодки от этого только усилилось. «Миков, не надо тупо работать. Держись главной струи!» – прокричал мне Бирюков. Это была бесценная подсказка. Но не только. Тогда, в лодке, передо мною как бы высветились два типа культуры.

В рамках первой из них человек идет стабильными, чётко обозначенными путями.
В другой культуре зарегулированной стабильности нет и в помине. Надо просто найти в потоке событий главную струю. Нашёл эту главную струю – пан, не нашёл – пропал. Если считать, что закон – это нечто, пребывающее внутри самого явления, приятно думать, что мир вокруг нас построен в соответствии с законами. Эта мысль успокаивает. Однако на деле мы живём в мире, утратившем равновесие, и для того, чтобы сохранить в хотя бы относительное равновесие в своей личной жизни, надо «держаться главной струи».

Введение идеи о господствующей и альтернативной культурах в сфере познания помогает, на мой взгляд, приблизить интеграцию разнообразных знаний. Это весьма актуальная задача. Опыт общения со ста пятьюдесятью аспирантами и соискателями позволяет думать, что к интеграции знаний можно подойти двояко. С одной стороны, действовать сугубо в рамках собственно науки. Тогда после тщательного анализа ныне используемых процедур удастся смоделировать интеграцию знания. С другой стороны, реальную ицтеграцию знаний уже можно наблюдать в тех ситуациях, где одновременно, в едином комплексе, идут процессы материального производства, обучения и познания. Эти ситуации можно назвать Живой народной практикой.

Comments are closed.