Исцеляющие руки зари. Три отказа

zm203Жизнь ребёнка и подростка… Считается, что эти ранние годы во многом определяют последующую жизнь человека. Право, не знаю. У меня странное отношение к моим детству и отрочеству. Я не ощущаю, что они принадлежат мне, а если что-то и прикипело к сердцу, то память – увы! – не сохранила деталей. Я прожил эти годы, словно прошёл задымлённым лесом. Осталось ощущение разлитой повсюду беды и надежда, что удастся всё-таки выйти на светлую опушку.

Когда судьба свела меня с М.С.Зубаревой, я открыл для себя две непререкаемых истины: надо помогать людям в беде и нельзя преграждать дорогу свету и знанию. Когда в 1958 году в Новосибирском мединституте чисто по-казённому отмахнулись от предложения знахарки, я чувствовал, что обе эти истины оказались попраны. Я был ошеломлён и на первых порах даже растерялся. А вот Мария Степановна восприняла отказ спокойно, и посоветовала мне не бросать начатое дело: если продолжать делать добро, оно обязательно победит.

Однажды – это было уже весной 1965 года, после моего переезда в Хабаровск… Так вот, однажды я «внутренним взором» чётко увидел начало методики «зоревого» психотренинга, вернее, ту часть его, которая выше названа шагами 1, 2 и 3. Сразу захотелось поделиться, сопоставить свои наблюдения со знаниями других людей. Первыми слушателями стали физиологи из Хабаровского пединститута. Выслушав меня, они согласились, что есть в моём опыте нечто рациональное, но… Есть большое «НО». Я никак не мог понять, какое. Тогда завкафедрой пояснил: «Всё это очень похоже на обоснование новой религии».

А вот общение с ныне покойным Евгением Григорьевичем Чулковым, напротив, очень ободрило и обнадёжило. Доктор медицинских наук, специалист по бальнеологии и курортолечению, он тут же отметил возможности этой методики в деле адаптации человека к природной среде. Более того, он особо оценил то, что двигательно-речевая доминанта как бы фильтрует лечебное воздействие: содержанием речевой формулы становится только главное. Поэтому, предположил Е.Г. Чулков, может оказаться полезным переводить главное лечебное воздействие «в речевую формулу» и хотя бы отчасти заменять лечение медикаментозное (когда используются лечебные средства с нежелательными по-бочными эффектами) психотерапевтическим, основанном на зоревом тренинге. Благодаря его поддержке интерес к моей методике пробудился у некоторых психотерапевтов.

Молодой врач-гипнолог Владимир Михайлович Новак не только выслушал меня. Я получил возможность, сидя за занавеской, послушать, как он работает. Это очень помогло в работе с интонацией.
Будучи в Москве, я разыскал секцию бионики при Радиотехническом обществе им. А.С.Попова. Были контакты с видным российским психологом С.Г.Гиллерштейном, который подумал было, что меня увлекала «знахарская мистика», но выслушал мой доклад на научно-практической конференции – и поверил, пожелал успеха в моём очень непростом деле. Я почувствовал себя окрылённым.

Но через несколько дней эйфории пришёл конец. Меня вызвал к себе профессор И.Б.Талант, завкафедрой психиатрии, председатель общества психотерапевтов. Я думал, речь пойдёт о возможном моём выступлении перед психотерапевтами, но профессор был немногословен, безапелляционен и крут. «Можете заниматься любой другой наукой, но в нашу область – не суйтесь», – сказал он. Позднее мне поведали, что и на медиков, проявивших интерес к зоревой медицине, было оказано психологическое давление. То был второй отказ. Негативно настроенная корпоративная сила пересилила естественное любопытство врачей. Так продолжается до сих пор.

Позднее уже меня поддержали врачи С.А.Мельников и В.А.Ионичевский, были организованы групповые занятия «зоревым» оздоровительным психотренингом. Постепенно стали ясны следующие четыре этапа методики. Наконец, в 1992 году вышла из печати брошюра «Как управлять своим здоровьем с помощью слова». Казалось бы, налицо несомненные признаки успеха. На деле же – вновь отказ и даже ещё более глубокий: ведь брошюра разошлась в десяти тысячах экземпляров, но с момента её выхода по сей день мне не поступило ни одного предложения о сотрудничестве с каким- либо медицинским учреждением!

В мае 2002 года на конгрессе психологов в Хабаровске я описал народную «зоревую» медицину, назвав её оздоровительным психотренингом. Зоревая медицина очень полезна врачам-валеологам и тем, кто интересует проблемами своего здоровья и здоровья своих близких.

Выход в свет книги «Зоревая медицина» позволил оценить мои разыскания под иным углом зрения: как пример сохранения и осмысления русской традиции в современных условиях . Теперь и я могу по-новому взглянуть на своеобразный эксперимент, которому отдано свыше сорока лет сознательной жизни. Так появилось продолжение.
Я сам опробовал на себе всю систему тренировок. Я никогда не гнался за внешними эффектами и громкими результатами, но читатель первой книги легко вспомнит, сколь неожиданные способности открывал я в себе самом, когда систематически и углублённо занимался каким-либо делом, опираясь па полученный в процессе занятий зоревой медициной опыт.

* * *

Как бы то ни было, народная традиция как система знания несоизмерима с огромной, сложно дифференцированной системой официально признанного знания о здоровье человека.
Тем не менее, традиционное знание может конкурировать с научным, сколь бы надёжна ни была его корпоративная защита, если общество заинтересовано в активном, творческом формировании здоровья человека, если это стремление становится частью массовой культуры. Самое главное, традиционные знания заключают в себе путь к достижению успеха во многих родах деятельности: усваивая какой-то элемент традиционной культуры (скажем, «зоревой» оздоровительный психотренинг или обрядовую стрельбу из лука), мы развиваем в себе способность к достижению новых состояний, пробуждаем новые способности, позволяющие успешно освоить ту или иную сферу жизни.

Ещё одно замечание об основах самопознания. Познать самого себя, ограничившись при этом строго определёнными, научно выверенными понятиями невозможно. Это – недостижимая иллюзия. В деле самопознания у нас три помощника: мировоззрение, миропонимание и мироощущение. Мы периодически обращаемся к каждому из этих помощников, используя каждый из них по мере надобности. В повседневной же обыденности необходимо найти такие образные представления, которые органически соотносятся с мировоззрением, миропониманием и мироощущением и позволяют нам на практике понять, что в нас происходит. А научные термины для этого вовсе не обязательны.

Кроме того, практически используя приёмы народной зоревой медицины, мы лучше понимаем, а порою даже заново переоткрываем её основы. Это позволяет глубже осмыслить не только самих себя, но и принципы других народных методик – ведь все они стоят на сходных основаниях.

Ну и, наконец, народная «зоревая» медицина как неотъемлемая часть русской традиции может подсказать нам пути решения многих проблем развития общества.

Comments are closed.