Позвоночник и правильная осанка | | Страница 2

sceletonВзаимодействие скелета и мышц при правильной осанке

Если мы посмотрим на человеческий скелет, мы заметим, что голова и торс соединены с тазом довольно тонкой опорой — поясничным отделом позвоночника. В месте соединения с тазом мы находим самый крупный позвонок, на котором располагаются другие позвонки, постепенно уменьшаясь в размерах вплоть до самых верхних — атланта и эпистрофея — на которых вращается голова. Если мы вспомним, что мышцы могут только создавать натяжение и поэтому производят главным образом тянущие движения, позвоночник напоминает опору, которая держится в своем положении мышцами, закрепленными у ее основания, возле таза.

Равнодействующая тянущая сила в любой момент должна проходить через основание позвоночного столба, и ее направление должно быть постоянно вдоль основного направления позвоночника. Направление равнодействующей может лишь незначительно отклоняться от направления позвоночника, если мы хотим предотвратить появление напряжения, которое заставит позвонки смещаться друг относительно друга и растянет связки вплоть до их повреждения.

Грудная клетка, плечи и руки подвешены на позвоночнике. Для того, чтобы раскрыть грудную клетку или поднять руки, мышцы, имеющие один конец закрепленный выше, чем другой, должны прийти в действие. Важно это понять, также как и понять то, что все остальные мышцы, прикрепленные к ребрам одним концом выше и другим концом ниже, не могут производить никакого эффекта на грудную клетку, кроме фиксирующего, что как правило тянет ее вниз и уменьшает ее внутренний объем.

Голова держится на вершине столба. Ее центр тяжести находится впереди точки крепления, и если мышцы шеи рассечь, голова падает вперед и вниз, до тех пор пока подбородок не достигнет костей грудной клетки.

Вовсе не обязательно знать что-либо вообще о мышцах и скелете для того, чтобы использовать их должным образом, но такое знание экономит время, и кроме того полезно иметь рабочее представление о теле для того, чтобы научиться использовать его лучше.

У четвероногих, таких как лошади, крупный рогатой скот или олени, голова очень тяжелая и находится на конце шеи, выступающей горизонтально. Мышцы, держащие такую громоздкую и тяжелую структуру, ведут себя иначе, чем мышцы, о работе которых мы знаем по собственному опыту.

Такие животные удерживают свою голову в горизонтальном положении (или положении для отдыха) в течение чрезвычайно длительных периодов без малейших признаков усталости. Мы можем видеть, как из этого положения для отдыха, животное поднимает голову выше, когда раздается подозрительный шум, или опускает ее, чтобы есть или пить. Низкое положение головы требует меньшего сокращения мышц шеи, тем не менее оно более утомительно для животного, которое иногда поднимает голову в нормальное положение для отдыха.

Наша голова также имеет свой центр тяжести перед точкой ее поддержки, тем не менее наша шея никогда не устает достаточно для того, чтобы голова упала вперед от усталости мышц. Также центр тяжести всего тела, если спроецировать его на землю, располагается впереди голеностопного сустава по крайней мере на 1,5 — 5 сантиметров. Тем не менее икроножные мышцы, которые удерживают большие берцовые кости и не дают телу упасть вниз и вперед возле голеностопных суставов никогда не ощущают от этого вообще какого-либо усилия. Мы чувствуем усталость где-либо в других местах задолго до того, как икроножные мышцы будут утомлены. Однако, мы можем утомить икроножные мышцы достаточно легко и за очень короткий промежуток времени, начав выполнять работу, отличную от поддержки тела в вертикальном положении. То же самое относится и к нашим мышцам шеи.

Таким образом, мы можем видеть, что существует два вида мышечных сокращений. Один вид задействуется для интенсивных, медленных, непрерывных усилий; другой вид сокращений — переменной интенсивности — более быстрые, но и более короткие. Первый мы вообще не осознаем. Второй полностью подчиняется нашей воле и порождает внутреннее осознавание. Первые — это тонические сокращения, вторые — фазические сокращения, которые мы используем при помощи прямого сознательного контроля во всех наших действиях.

Тонус в тонически сокращенных мышцах создается главным образом весом сегментов, тянущих за мышцы, которые не дают этим сегментам упасть под влиянием силы тяжести. Это натяжение заставляет нервные волокна, находящиеся в мышцах, посылать импульсы в нижние центры мозга, по прибытию они приводят к сокращению соответствующих мышц. Все эти перемещения импульсов интересуют только нижние центры нервной системы и практически не влияют на высшие корковые центры, только опосредованно. Тоническое распределение сокращений скелетных мышц является эволюционной адаптацией человеческого организма к полю силы тяжести Земли и оно лишь косвенно испытывает на себе влияние индивидуального опыта каждого человека.

Импульсы, инициирующие сознательные сокращения скелетных мышц, происходят из коры головного мозга и достигают спинного мозга, проходя через пирамидный путь, представляющий собой связанный пучок волокон. Затем спинной мозг посылает импульсы, которые на самом деле сокращают мышцы. До того, как пирамидный путь не будет соединен с позвоночником, никакое сознательное действие в нижележащих сегментах невозможно.

Каждая скелетная мышца имеет два рода волокон, красные и бледные. Красные волокна сокращаются медленно и устают еще более медленно; бледные сокращаются резко и быстро устают. Сознательные движения соответствуют, таким образом, сокращениям бледных волокон, а тонические движения — красных волокон. Мышцы, которые постоянно тонически сокращены и выполняют большую часть работы по поддержанию тела в вертикальном положении против силы тяжести (то есть, все мышцы, разгибающие суставы, экстензоры или их еще называют «антигравитационными мышцами») содержат больше красных волокон, чем мышцы-сгибатели, которые сокращаются гораздо быстрее.

Сознательные движения выполняются за счет импульсов из высших нервных центров, которые имеют доминирующий контроль над низшими центрами. Таким образом, лошадь может затормозить тоническое сокращение разгибателей шеи и сознательно нагнуть голову или же задействовать их, чтобы поднять голову. Когда сознательные импульсы прекращают поступать, голова возвращается в ее нормальное положение, так как тормозящий эффект для тонического сокращения устраняется. Таким образом, когда лошадь вообще ничего не делает, ее голова поднята за счет тонического аппарата, развившегося в результате адаптации особей к физической среде.

У людей сознательные движения по сути являются результатом личного опыта, например, речевые движения, где паттерны связей или пути различных корковых клеток формируются в соответствии с текущим окружением, в отличие от тонического аппарата, который является результатом адаптации вида. Увеличенная активность мышц-сгибателей, которые могут только сгибать суставы и, в целом, уменьшают рост, по этой причине связана с персональным опытом человека. Полезно иметь в виду, что мышцы сгибатели и разгибатели, как бы сказал физиолог, являются агонистами и антагонистами. То есть, они взаимодействуют подобно детским качелям, доске закрепленной в центре: когда мышца-сгибатель укорачивает конечность, разгибающая мышца поддается и удлиняется, чтобы позволить сознательному действую произойти, одновременно с этим обеспечивая необходимую жесткость конечности. Также важно отметить, что волокна автономной (или вегетативной, или симпатической и парасимпатической) нервной системы иннервируют большую часть мышц, так что внутренние органы влияют на конфигурацию тела и испытывают ее влияние на себе.

Осанка

Мы подошли к крайне важному моменту в понимании осанки в действии. А именно, если во время акта стояния мы устраним все сокращения от импульсов из коры головного мозга (те, которые подпадают под определение волевых актов в физиологическом смысле — то есть безотносительно того, осознаем ли мы отдачу распоряжения, продуцирующего сокращение, или его происхождение полностью для нас неизвестно) тело будет держаться в тонически вертикальном положении, которое было создано в процессе эволюционной адаптации скелета, мышц и тонического аппарата нервной системы.

Этот неожиданный вывод может быть обоснован путем осознавания любым человеком своего тела в пространстве, осознавания привычных для него сокращений скелетной конфигурации, ставших второй натурой, и в целом за счет переобучения кинестетических ощущений. С каждой коррекцией и улучшением восприятия сознательно контролируемых мышц и суставов, и с вытекающей из этого способностью не совершать определенные действия, о которых мы в прошлом не подозревали, тело увеличивается в длине, положение тела становится более прямым, а конфигурация суставов, позвоночника и головы приближается к идеальной. Тело чувствуется все более легким до тех пор, пока человек не начинает ощущать, как будто идет по воздуху.

Идеальная поза стоя достигается не когда мы делаем что-то с собой, но, буквально, когда мы ничего не делаем, то есть когда устраняются все действия сознательного происхождения из-за побуждений, отличных от стояния, которые стали автоматическими и сейчас являются неотъемлемой частью личной осанки в ситуации, когда человек стоит.

Важно понять, что мышцы могут иметь недостаточный тонус для поддержания нормальной осанки и тем не менее производить достаточно сильные сокращения при произвольных (намеренных) движениях. Импульсы, которые формируют тонус, и те, которые производят намеренные движения, как мы уже сказали, имеют различное происхождение. Даже специалисты по физическому воспитанию не всегда понимают это различие и делают ошибку, веря в то, что активное выполнение упражнений — это все, что нужно. Они склонны винить своих учеников и указывать на недостаток их участия, если улучшения нет. Но сознательные действия влияют на распределение тонуса лишь косвенно, и улучшение осанки, которое может случиться в результате выполнения простых упражнений, происходит из-за того, что человек выполняет нужные в этом случае действия, сам о том не подозревая.

Идеальная конфигурация не может быть достигнута немедленно. Управление сознательной осанкой во время действия может быть улучшено быстрее, чем конфигурация суставов и позвонков, тазобедренных суставов, пальцев ног и других частей тела, в которых движение было исключено в течение длительного периода времени. В таких суставах сформировались губчатые волокнистые структуры, необходимые для поддержания привычной конфигурации без перегрузки сознательных мышечных механизмов, непригодных для подобных монотонного и неизменного удержания положения. Деформации исчезают относительно быстро как только они больше не подкрепляются в течение длительного времени.

Мы увидели, что поясничный отдел позвоночника является единственным костным и жестким связующим звеном между тазом и туловищем, а также что продольные напряжения лучше всего передаются через позвоночник, когда всякая другая мышечная активность, за исключением тонических сокращений, отсутствует. Позвоночник тогда принимает вид плавно изгибающейся волнистой линии, и каждый позвонок находится в полном контакте одновременно с нижелещащим и вышележащим позвонками. При сгибательном или скручивающем движении позвоночника крайне важно, чтобы сгибание или скручивание затрагивали столько позвонков, сколько для этого необходимо, чтобы ни один позвонок не подвергался повышенным нагрузкам, приближающимся к пределам движения, обеспечивающимся связками. Постоянная фиксация некоторых групп позвонков увеличивает нагрузку на остальные, которые в таком случае работают в режиме, более близком к границам их безопасной работы (с множественными побочными эффектами, как механическими, так и в целом для здоровья).

Все сознательные инструкции для использования себя сокращают мышцы, и могут иметь место два результата:

1) Совокупный результат сокращений в каждый момент времени таков, что основные силы, проходящие через позвоночник (единственное цельное связующее звено между верхней частью тела и тазом) остаются главным образом продольными и совершают работу по направлению позвоночника. Если это условие выполняется в каждый момент времени в каждой точке позвоночника, мы обретаем наилучшую возможную осанку во время действия с каждой точки зрения: эффективность, грация, легкость и координация. Такая осанка делает изучение навыков легким и самоподдерживающимся процессом.

2) Вторая возможность такова, что совокупный результат мышечных сокращений в каждый момент времени не передается эффективным образом вдоль позвоночника, а состоит из сил, которые стремятся сдвинуть или согнуть его. В таком случае лишь часть результирующей силы передается через цельное поясничное звено, а связки предотвращают сдвиг или сгибание позвоночника. Чтобы дать возможность телу выполнить сознательное намерение, мы сокращаем свои мышцы не только для сознательного действия, но также для поддержания привычных специфических изгибов и искривлений позвоночника. Осанка при этом неэффективна из-за «штрих-пунктирного эффекта» в различных суставах, когда ряд позвонков «выпадает» [не участвует в передаче усилий] либо когда изгиб позвоночника резко выражен. Эта конфигурация неуклюжа, движение тяжелое и некоординированное, так как торс не двигается как единое целое в направлении намереваемого движения, двигаются лишь его части — в то время как остальные, в действительности, двигаются в противоположном направлении.

Перед тем как перейти к иллюстрации предыдущих положений примерами конкретных действий, я бы хотел подчеркнуть то, что уже было сказано: а именно, несоответствующая осанка во время действия столь широко распространена и встречается настолько чаще, чем правильная осанка, что невозможно согласиться с общепринятым мнением о какой-то врожденной слабости, нерадивости или деградации у таких людей.

Мой опыт преподавания дзюдо составляет более 25 лет, в течение которых я работал более чем с 5 000 людей различных рас и национальностей, главным образом молодыми и сильными мужчинами и женщинами, каждый из которых находился под моим наблюдением несколько лет подряд. Данный опыт убедил меня, что для подобных мнений нет оснований за исключением очень небольшого числа явно патологических случаев. Во всех остальных случаях, плохое использование является результатом большой жизнестойкости и приспособляемости к требованиям, которые общество по незнанию предъявляет к растущим его представителям, не обращая никакого внимания на средства, имеющиеся в распоряжении человека, не говоря уже о необходимости в предоставлении таких средств.

Происхождение любых отклонений в осанке может быть прослежено до преждевременных либо слишком насильственных требований, предъявляемых к человеку. Сокращения, сохраняющиеся во всех действиях в виде личной манеры выполнения действия, независимо от действия, всегда выражают эмоциональное состояние. Чаще всего наблюдается состояние незащищенности или же имитация ее игнорирования. Физиологически придание жесткости телу, нагибание головы, вдавливание грудной клетки, сокращение мышц живота и делание его плоским — когда это делается не целенаправленно, но происходит само по себе — являются защитными действиями. Реакции на падение (защита головы от угроз сверху, защита горла, эпигастральной области, мягкой области низа живота, гениталий) выполняются путем сокращения мышц-сгибателей и являются эффективными мерами, создающими ощущение определенной безопасности при приближении внезапной или серьезной опасности. Они создают жесткое, костное препятствие для угрозы, а также прячут мягкие органы как можно дальше. Сокращение мышц-сгибателей производит тормозящее действие на разгибатели, и недостаточный тонус в мышцах-разгибателях, противостоящих силе тяжести, приводит к плохой осанке.

Плохая осанка во время действия может возникать по причине сомнения, страха, нерешительности, вины, стыда или бессилия либо из-за другого эмоционального отношения, сформированного в личном опыте мира. Это зависит от того, что окружение человека сделало необходимым для наличия у него ощущения защищенности. Для некоторых главным фактором будет недостаток любви, для других — недостаток одобрения, недостаток личной красоты, недостаток агрессии, недостаток физической силы — недостаток чего-то, что человек научился считать жизненно необходимым для себя как человека.

Фактическая осанка во время действия осложняется тем фактом, что большинство людей замечает разницу между своей осанкой и осанкой своих кумиров в ранней юности или подростковом возрасте. Обычно тогда возникают компенсации и действия, имитирующие кого-либо. Подростки обращают внимание на заметные отличия и пытаются исправить их соответствующими действиями. Как мы уже рассмотрели, никакие намеренные действия не могут исправить плохую осанку; однако, такие действия действительно могут изменить внешний вид тела — не за счет устранения сокращений, которые нужно убрать, а за счет появления компенсирующих напряжений. Сегмент изменяет свой внешний вид и кажется примерно таким, каким должен быть, но не без напряжения от сознательного действия.

За счет постоянной бдительности и напоминания себе человек учится поддерживать два конфликтующих сокращения. Результатом этого становится исключение движения в частях, находящихся под сознательным контролем внимания, жесткость и мышечное напряжение, задержка дыхания и прочее. В конце концов паттерн становится привычным, полуавтоматическим и знакомым до такой степени, что воспринимается как врожденный, но лишь ценой напряжения и нервного истощения. Паттерн тела, сформированный под эмоциональным давлением сохраняется без каких-либо дальнейших вопросов о его обоснованности, а эмоциональное отношение воссоздается и поддерживается паттерном тела как частью целой ситуации, так что эмоциональная зрелость в этой ситуации нарушена. Человек чувствует себя заколдованным, потому что часто предпринимает яростные усилия, чтобы вырваться из летаргической стагнации, в которую было заковано его эмоциональное развитие, только для того, чтобы обнаружить себя там же, где и был из-за порочной взаимосвязи между паттернами тела и эмоциями в данной ситуации.

Когда молодей девушке говорят стыдиться себя из-за того, что ее растущая грудь становится заметной, особенно если это ей говорит ее мать, она начинает стыдиться этого и пытается сделать свою грудь как можно менее видной. Она удерживает свою грудную клетку неподвижно в крайней позиции выдоха, исключая все возможные движение ключиц и грудины. Ее шея становится длинее и длиннее, голос более высоким, грудь отвислой, тонус в руках снижается, дыхание становится мелким, метаболизм снижается, а жир собирается в тех частях тела, где отсутствует мобильность и так далее. Говоря кратко, ее осанка во время действия становится вынужденной, потому что она потеряла сознательный контроль над некоторыми частями себя и ограничила диапазон использования нескольких суставов до одного вынужденного паттерна.

По ее собственному признанию она чувствует себя виноватой, но не из-за своих собственных действий; мир кажется ей враждебным, так как жестко причиняет ей боль. Но подобные замечания матери могут вызвать такие последствия только у девушки, для которой необходимость в любви и одобрении была создана ранее. У такого человека спонтанность подавлена и она имеет компульсивную потребность быть хорошей. То количество страданий, которое она узнала, никто не сможет себе представить. Неадекватность только лишь физической тренировки в таком случае достаточно очевидна. Ей также нужно будет понять, что заметная грудь не должна и не может быть спрятана, и что все, что она будет делать, пытаясь ее скрыть, только сделает ее более заметной для всех, кого это волнует.

Подобные нарушения осанки также могут появиться от того, что грудь «слишком маленькая», потому что стандарта для идеала не существует. Если смотреть глубже, мы обнаруживаем, что нарушения осанки являются в действительности результатом приспособления к обществу, вызванным чрезмерно сильным эмоциональным побуждением, которое искажает объективную оценку реальных ценностей. В основе такого неудачного приспособления по сути лежит незнание. И я ясно вижу несомненные признаки общего улучшения. Уже сейчас новое поколение несравнимо лучше справляется, и нас ожидает еще более светлое будущее, будет ли это от атомной бомбы или нет.

Когда компульсивное поведение устраняется, и у мужчин и женщин появляется больше потенциальных возможностей, эти возможности будут использованы, как это всегда бывает, для повышения безопасности человечества, а не для его разрушения.

Чтобы сделать любое изменение в поведении началом дальнейшего развития мы должны, во-первых, устранить все источники раздражения, приводящие к эмоциональному возбуждению, которые значительно затрудняют действия в любых направлениях, кроме самых привычных. Если новые способы действий опробуются в присутствии боли или дискомфорта, у них не слишком высокий шанс быть задействованными впоследствии по собственному желанию человека.

Вместо этого боль или дискомфорт восстановит старые привычки и сведет к нулю все обучение. Мозоли, вросшие ногти на пальцах ног и другие источники дискомфорта следует устранить изначально. Такие обычные меры всего лишь временны. Они не решат проблему, потому что повышенная чувствительность стоп, их плоскостность и другие проблемы не отделены от поведения. Они поддерживаются отношением человека и способом его действий. Один человек выбирает узкие туфли, чтобы скрыть ширину своих стоп, чтобы выглядеть умным, благородным или деликатным. Другой ходит определенным образом по причинам, продиктованным искаженными зависимыми отношениями с другими людьми. Каждая проблема имеет какую-то внешнюю причину кроме механического источника проблемы. Все проблемы в совокупности образуют связанный комплекс. Они являются сутью заболевания и исчезнут в свое время одновременно. На текущий момент с ними следует обращаться обычным образом для того, чтобы получить временное облегчение.

Возможно, осанка является самым важным объектом, требующим изменений, во всех случаях искаженной зависимости. Безусловно имеет место ненужное напряжение в мышцах таза и шеи, а также слабость в антагонистах сокращенных мышц. Я считаю осанку столь важной, что большая часть данной книги связана с ней.

Но несмотря на то, сколь значительны могут быть такие изменения, их необходимо поддержать путем обучения лучшему контролю и координации, чтобы человек не обращался к старым привычкам за неимением альтернатив. Все эти средства направлены на то, чтобы помочь сделать повторное появление тревоги сначала менее частым, а затем и полностью невозможным. Ничто так не помогает формированию корректного отношения и осанки, как исчезновение страха. Нарушение адаптации — это не болезнь, а результат неправильного обучения или обучения неправильным методам. Уже только одно понимание этого факта должно снять существенную ношу с плеч, которые ее несут.

Еще из книги «Зрелое Я»: Об эффективности и формировании новых способов действий

Источник.

Добавить комментарий