Зоревая медицина: реконструкция прошлого или предвосхищение будущего?

зоревая-медицина-3Реконструкция прошлого или предвосхищение будущего?

 Рассмотрев практический опыт зоревой медитации с разных сторон, мы обнаружили: это — не что иное, как система психологических тренировок. То, что называют книжными выражением «психологический аутотренинг».

Чем он может быть интересен? Практически ориенти­рованного человека может заинтересовать полезность это­го метода, какой-то конечный практический результат. Между тем, на эту древнюю систему можно взглянуть и совсем по-другому. Любой психологический тренинг — это развитие способностей.

Потенциальные возможности человека огромны. Но реа­лизуются они не все, а выборочно. Человек обретает способ­ности, необходимые для жизни в определённых условиях. Другие способности застревают где-то на полпути к осуще­ствлению. Как пузырьки воздуха, вмерзшие в лёд. Они по­чти у самой поверхности, и выпустить их не составит особого труда. Другие чуть заметны в глубине. Попади человек в другие условия — его способности раскрылись бы иначе. Если мы хотим изменить свои способности, то на фоне обычной жизни нам надо создать островок жизнедеятельности, который отображает иные условия жизни. Если можно так выразит­ся, через деятельность надо выстроить микромодель той са­мой иной жизни, в которой мы хотели бы очутиться.

Так куда же всё-таки нам держать путь? В прошлое? Тогда самое главное — реконструировать древнюю педагоги­ку и те свойства человека, каких добивались с её помощью. А, может быть, смотреть надо не назад, а вперёд, в будущее?

Любопытно, что почти во всех старых культурах на первом плане был не сам механизм развития способнос­тей, а достижение какого-то целевого эффекта. Преуспев­ший в упражнениях становился врачевателем, воином, факиром, служителем религиозного культа и т.д. и т.п.

В наше время акценты смещаются. Конечно, факиры нужны и сегодня. О них мечтает любой цирк. Нужны вра­чи, знающие приёмы народной медицины. Но для того, чтобы современная цивилизация европейского типа вышла из кризиса, каждый из нас должен активно и целеустрем­лённо формировать свои способности.

В окружающем нас мире всё возрастают техногенные нагрузки на организм, химия, радиация, шум и многое другое. Вместе с тем, уклад нашей жизни во всё большей степени посягает на внутреннюю уравновешенность чело­века. Людям не хватает двигательной активности. Иная профессия до умопомрачения перегружают информацией. Явно недостаёт сильных положительных эмоций. Вот по­чему так остро стоит проблема повышения общей (неспе­цифической) устойчивости организма — основы здоровья.

До сих пор гораздо меньше привлекает внимания к себе другая сторона кризиса. При сложившемся образе жизни, когда человек встроен в различные технологические и соци­альные процессы, обедняются способности человека к познанию окружающего мира.

Чрезвычайно слабо используются сейчас и способность человека к сложному системному восприятию, его умение не только воспринимать, но и интуитивно систематизиро­вать многие тысячи взаимосвязанных явлений.

Поведение человека становится роботоподобным. Если мы хотим сохраниться как вид, нам предстоит вернуться к яркости и богатству непосредственного восприятия мира…

Нет, не выбраться нам из кризиса, если не воспользуем­ся большими и малыми открытиями и изобретениями, ко­торые довелось сделать человеку по крайней мере за пос­ледние тысячи лет!

Изучение полузабытого культурного достояния будет способствовать становлению новой цивилизации. Ци­вилизации более экологичной и гуманной. Цивилизации, нацеленной на согласованную, совместную эволюцию че­ловечества и природы.

Мне кажется, именно так, с широких исторических позиций, надо решать конкретные проблемы наподобие возрождения метода «зоревой» медитации.

И главный завет: не переусложнять и без того слож­ную проблему. Не изображать дело так, будто древние культуры — это зашифрованные тексты, к которым поте­рян ключ. Все культуры решают сходные задачи и при этом учатся у природы.

Вот где ключ к их пониманию.

Современный человек на собственном опыте может вновь открыть для себя многое из того, что знали древние люди. К примеру, мы смогли увидеть зоревую медитацию как си­стему, разработанную для тренировки психических состоя­ний и психологических функций. А значит, и для оптими­зации приспособительного поведения!

Мы поняли суть, хотя и не пытались воспроизвести «пиковые» достижения, которые даёт этот метод.

Сила метода в том, что с его помощью можно упорядо­чить и включить в состав целеустремленного психологичес­кого действия практически любые проявления сознания. Во- вторых, метод создает канал, по которому упорядоченная информация переводится из сферы сознания в подсознание. На уровне рефлексов формируется система психологических действий, безразличная к тому конкретному содержанию, которое переживается нами в данный момент. Она вызывает в моём воображении образ водоворота: попав в сферу его действия, всё — веточки, листья, клочья пены — сначала становится соучастниками кругового движения, а затем ныряет в воронку. Или же мне представляется громадный маховик.

Любопытные вещи выясняются даже в том случае, если ты владеешь весьма умеренным вариантом этого метода.

Особенно поражает устойчивость однажды раскрученно­го маховика. Складывается впечатление, что его вращение не прекращается вообще. Только он большую часть времени не виден, находится в сфере подсознания. Но время от вре­мени вторгается в сферу сознания. И тогда его можно под­крутить, насытить дополнительной информацией. Интерес­но и то, что мы можем «раскрутить» и периодически обслужи­вать в сфере сознания несколько таких маховиков. В общих чертах логика дальнейшей разработки метода «сна.

Тренировочный комплекс, однажды возникнув как чрезвычайно стойкое образование, развивает способнос­ти человека. Выход на заданный уровень возбуждения или торможения происходит быстрее. Работу со стабиль­ным текстом и ассоциативными образами становится при­вычной на всех этапах и идёт, как по нотам. Замковая фаза во всем богатстве её задач тоже становился настоль­ко привычным делом, что оказывается возможным под­держивать «пустоту сознания» в течение длительного вре­мени. Передача упорядоченной информации подсозна­ние становится основой для эффективного умственного труда.

Нужна ли систематическая тренировка очень силь­ного возбуждения и глубокого торможения?

По-видимому, нужна. И не потому, что хочется блес­нуть перед другими ясновидением или чем-то подобным. Огромная польза для здоровья и работоспособности про­истекает от того, что человек может работать во многих режимах, в том числе и экстремальных. Только тогда весь наш организм и наше сознание развиваются гармонично.

Кстати, стремление к большей гармоничности заставит нас комбинировать «зоревую» медитацию с элементами дру­гих методик.

Нельзя не учитывать, что сильные и стойкие очаги воз­буждения мы создаём в коре больших полушарий. Если чрезмерно увлечься, если смотреть на методику зоревой медитации как на неисчерпаемый источник силы и вынос­ливости, дело закончится угнетением вегетативной нерв­ной системы, которая управляет работой внутренних орга­нов. В то же время источником биоэнергетической подпит­ки именно тела может послужить обретающая в последние десятилетия всё более и более широкую известность систе­ма закаливания по П.К.Иванову.

Очень хотелось бы понять, какое место занимала зоревая медитация в культуре наших предков-славян. Была ли она секретным знанием профессионалов-ведунов или была общедоступна и составляла минимум психологических зна­ний для повседневного обихода? Чрезвычайно важно со­брать и систематизировать разрозненные приёмы «зоре­вой» медитации, до сих пор сохранившиеся в быту наро­да, особенно там, где сохранились «островки» подлинной русской крестьянской культуры.

Не сомневаюсь: каждый шаг по пути понимания и вос­создания прошлого будет одновременно шагом в будущее.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ, КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ
ИЛИ ЗАДАТЬ ВОПРОС, ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ЭТО ЗДЕСЬ:

Ваше имя

Ваш e-mail

Название статьи, к которой вы хотите оставить сообщение

Текст комментария

Comments are closed.