Позвоночник и правильная осанка

orhideaПеревод главы «Правильная осанка» из книги «Зрелое я» Моше Фельденкрайза (с незначительными сокращениями).

В тексте раскрывается комплексное понимание осанки как характеристики состояния человека во время выполнения им действий, а не просто выпрямленности его спины. Рассматриваются признаки правильной осанки с точки зрения анатомической конфигурации (взаимодействия мышц, скелета и нервной системы) и минимальных затрат энергии при совершении действийвлияние эмоциональной сферы на формирование индивидуальной осанки человека и возможности по ее изменению.

Осанка и эмоциональная зрелость

Осанка относится к действию, а не к поддержанию какого-то определенного положения. При описании осанки вместо употребления слова «поза», возможно, лучше было бы говорить об осанке как конфигурации или состоянии во время действия (Фельденкрайз употребляет термин acture в противоположность posture, чтобы обозначить это различие — прим. пер.)

Уместность такой точки зрения можно рассмотреть с двух позиций, приводящих к противоположным выводам.

1) Если мы рассматриваем действие, которое требуется выполнить от человека, то большинство людей действует правильно и их осанка является наилучшей из возможных для них, принимая во внимание средства и знания в их распоряжении.

Ребенок, который вынужден сидеть на стуле, не приспособленном для его возраста, без должного периода обучения для этого действия, впоследствии будет страдать от недостаточного развития мышц тазобедренных суставов (потому что наши искаженные понятия о гигиене слишком быстро исключают ползание, вдобавок всячески поощряются попытки раннего хождения и т.д.)

В действительности, ребенок делает лучшее из того, что может, когда наклоняет голову вперед и округляет спину. Как Бенгт Акерблом подробно показал в своей книге «Стояние и сидение», такая поза во время сидения приводит к небольшому напряжению мышц, вес тела поддерживается связками позвоночника.

Принимая во внимание требования, которые встают перед детьми, когда они начинают ходить в школу — сидеть смирно в течение довольно длительного периода времени без какой-либо предварительной подготовки для такой сложной задачи — любое положение тела, которое даст им возможность достижения того, что от них требуется, должно считаться (и в действительности является) правильным действием.

2) С другой стороны, если мы обратим внимание на осанку человека во время действия, acture, то есть на то, каким образом действие совершается в сравнении с тем, каким образом оно может быть совершено человеком, большинство людей настолько плохо используют собственные возможности, что это кажется просто абсурдным.

Среди учителей и спортсменов считается, что плохая осанка вредна. Я осмелюсь заявить, что такое утверждение недостаточно обосновано. В самой по себе любой неудобной или неуклюжей конфигурации тела нет какого-либо вреда, за исключением небольшого локального эффекта. Хорошо координированный человек может принимать любую позу в течение любого периода времени без тех неблагоприятных последствий, которые сопровождают такую же конфигурацию у тех, которые принимают такую же позу (как они сами бы сказали) «от рождения». Имеющееся вредное воздействие возникает не из-за анатомической конфигурации самой по себе, но из-за того факта, что она является вынужденной и единственной, которую плохо координированный человек использует для выполнения действия.

Так астматик удерживает свою грудную клетку, горло и голову в особой конфигурации, к которой он постоянно возвращается. Из всех возможных положений этих сегментов тела он вынужден использовать лишь одно, которое хорошо координированный человек может принять с очень незначительными неудобствами и при этом не становясь астматиком. Данное отсутствие альтернатив, очевидно, вынужденное. Вредным по своей сути является паттерн действия, который приводит человека в данное состояние, а не анатомическая конфигурация. И, в действительности, как только эта «вынужденность» будет убрана, больше не будет и астматического состояния.

Плохая осанка астматика — это наилучший возможный выбор в постоянном страхе брошенности, в котором живет человек, до тех пор, пока он не научится быть эмоционально самодостаточным. Человек был подвергнут постоянному ранящему потоку отчуждения и привязанности в то время, когда он не был в состоянии столкнуться с ними без появления ошеломляющего чувства тревоги, рефлекторно сжимающей тело. В поиске безопасности мышцы-сгибатели тела напрягаются, а разгибатели сдерживаются. Это реакция при любом проявлении страха. Нагибание головы и опускание грудной клетки являются наилучшими движениями для защиты тела от травмы, ожидающейся сверху, когда бегство не представляется возможным и способность отразить атаку полностью подавлена (как это бывает у маленького ребенка в случае столкновения с родителями). И пока этот страх покинутости сохраняется в личном опыте человека, такая осанка остается единственно возможной. Человек вернется к ней при любом стремительном натиске обстоятельств, требующих жесткого ответа сильному оппоненту; другими словами, при всех обстоятельствах, в которых он будет чувствовать себя покинутым и оставленным в одиночестве для решения собственных проблем.

Таким образом, именно эмоциональная незрелость является вредной, а не конкретная поза, так как данная эмоциональная проблема восстанавливает ситуацию, для которой астматический ответ и астматическая осанка являются необходимыми.

Сильное эмоциональное влияние, имевшее место в период зависимости ребенка, не дало ему найти разнообразные, спонтанные способы использования себя и не позволило исследовать свои возможности в полном диапазоне. Такое влияние увековечило для него конфигурацию, которая доказала свою эффективность в тот период, и исключила какие-либо альтернативы.

Рассмотрение правильной осанки имеет малое практическое значение без рассмотрения ситуации [в которой она имеет место], состояния тела и эмоциональной зрелости. Она обычно очень далека от той, которая возможна для данного человека, если компульсивность его реакции будет убрана. Напомню, что под компульсивностью в данном случае понимается формирование вынужденной привычки поведения под давлением привязанности, безопасности и связанных с ними эмоциональных факторов, которые для ребенка являются средствами, обеспечивающими его существование. Не обязательно при этом имели место жестокость и строгое наказание (которые, тем не менее не исключены).

У зрелого человека активность в знакомой обстановке является спонтанной, а там, где требуется более тонкий контроль — эффективной. Спонтанность и эффективность возможны, потому что зрелый взрослый человек научился отделять эмоции от паттернов тела, он устранил компульсивность реакций из своего поведения и формирует свои привычки в соответствии с тем, что он считает необходимым или желательным. Такое устранение компульсивности из поведения приводит к большей свободе и независимости.

Правильная осанка является результатом эмоционального развития и обучения. Она не приобретается простыми упражнениями или повторением желаемого действия или позы. Обучение — это не только умственная деятельность, как считают многие люди, также как приобретение навыка — не чисто физический процесс. По своей сути оно заключается в распознавании в определенной ситуации взаимосвязи между окружающей средой, телесной и умственной деятельностью, которая воспринимается в форме ощущения и в конечном счете становится столь отчетливой, что мы практически можем описать ее при помощи языка.

Самое раннее обучение состоит из исследования возможностей нашего собственного тела для движений и действий. Среди множества недифференцированных мышечных сокращений мы вскоре учимся распознавать конфигурации, которые имеют направление, смысл или отношение к внешнему миру, частью которого является наше тело. Постепенно такие открытия становятся определенными действиями. Таким образом мы учимся ходить, разговаривать и использовать ложку. Для приобретения лучшей осанки необходимо возобновить и продолжить этот процесс обучения, а затем довести его до более высокого уровня мастерства.

Признаки действия, выполняемого наилучшим образом

В любом хорошо выученном действии — это относится к мышлению, речи, приему пищи, дыханию, решению проблем, рисованию или борьбе — мы можем выделить определенные черты или распознать следующие ощущения:

1) Отсутствие усилий. В хорошем действии ощущение усилия отсутствует, не важно какое в действительности количество энергии вы затратили. Большинство наших действий столь плохи, что это утверждение звучит абсолютно абсурдно. Однако, достаточно понаблюдать за хорошим дзюдоистом, профессиональным тяжелоатлетом, чемпионом по фигурному катанию, первоклассным акробатом, известной певицей, арабским наездником, умелым носильщиком — вообще за любым человеком, который научился надлежащим образом использовать свою умственную и телесную активность — для того, чтобы убедиться, что ощущение усилия есть субъективный признак наличия лишнего движения. Любое неэффективное действие сопровождается этим ощущением; это признак некомпетентности. При внимательном анализе всегда возможно убедительно показать, что ощущение усилия появляется из-за наличия других действий, происходящих помимо намеренного действия.

Со стороны приложение излишнего усилия может быть идентифицировано по трудно заметным перерывам в ритме дыхания, перегибам в нормальной кривизне позвоночника (которые развиваются вследствие неравномерного сгибания или скручивания позвонков, когда некоторые неподвижно держатся вместе группой, и только один или два подвижны в рамках возможных для них пределов растяжения связок), а также по наличию излишней фиксации суставов в пространстве (слишком резкой передаче движения от одного сустава к другому). Позже мы рассмотрим средства устранения этих и бесчисленного множества других деталей для формирования целостного состояния.

2) Отсутствие сопротивления. Когда существует объективное внешнее сопротивление (как, например, стена здания препятствует движению) перемещение не выполняется и работа отсутствует. Ощущение усилия при этом наибольшее из возможных и эффективность равна нулю.

Чувство сопротивления вызывается конфликтующими импульсами, которые передаются к сознательно контролируемым мышцам. Сознательный контроль задает одно состояние и конфигурацию мышечных сокращений для планируемого действия, в то время как равновесие тела поддерживается в конфигурации, несовместимой с тем действием, которое необходимо выполнить.

Во всех подобных случаях тело активно не допускается к принятию лучшей конфигурации из-за способа стояния или сидения, который является настолько привычным, что человек возвращается к нему, никогда даже не сомневаясь в его адекватности.

Сопротивление ощущается наряду с мышечным напряжением, даже когда действие включает в себя столь небольшое изменение в теле, которое, к примеру, появляется в процессе мышления. Обычно мы стараемся исправить ситуацию путем дальнейшего усилия «воли». Когда усилие воли оказывается необходимым, имеет место нераспознанное противодействующее побуждение, и используется чрезвычайно трудоемкий способ достижения результатов. Только незрелые люди нуждаются в усилии воли для выполнения действия. Зрелый человек убирает все не относящиеся к делу мотивации и использует интерес, необходимость и навыки без влияния нераспознанных эмоциональных побуждений.

Такая способность к торможению отвлекающих стремлений приобретается зрелым человеком посредством внимательного и кропотливого изучения собственного функционирования. (Сжатие челюстей, к примеру, являющееся следствием сомнения в способности выполнить действие — само по себе ничего не изобретает, не создает и вообще не делает, оно только добавляет определенный расход энергии во время достижении цели из-за плохого согласования побуждений и мышц.)

Ощущение сопротивления проявляется в результате ненадлежащего торможения и интеграции побуждений к действию перед его выполнением. Это по сути признак инфантильного обращения с побуждениями. Чем более тонким является наблюдение за сопротивлением, тем более отточенными являются навык и умение в итоге. Это правило имеет силу для мышления, секса, проживания чувств и для действий вообще. Не стоит говорить, что такое наблюдение необходимо только во время периода обучения. Позже «образ себя» в действии уже содержит все детали надлежащего состояния и осанки как частей неразделимого целого. Контроль и сознательное вмешательство необходимы только в совершенно новых ситуациях.

Ощущение сопротивления сопровождается специфическим нарушением распределения сокращений мускулатуры. Мышцы, производящие усилия, расположены возле таза. Мышцы конечностей всего лишь помещают кости в такое взаимное положение, чтобы передавать усилия, двигающие тело. Они направляют передачу усилий большую часть времени, но не являются главным их источником.

При корректной осанке во время действия, не важно при каком движении — вставании, усаживании на стул, толкании или тяге — сила передается от тазобедренных суставов через позвоночник к голове. Сокращения вдоль позвоночника только синергичны (достаточны для поддержания позвоночника в положении, необходимом для передачи усилия), и нет сознательного сокращения мышц, суставов, шеи, если это не является целью действия. Ощущение сопротивления возникает, когда конечности, грудная клетка, плечи или другая часть тела задействуется для работы, которую должны выполнять мышцы таза или брюшные мышцы.

Вопрос сопротивления чрезвычайно важен: во-первых, потому что игнорируя его, мы продолжаем действовать против самих себя, продолжая верить, что мы сражаемся с объективными трудностями; во-вторых, потому что без осознавания сопротивления мы никогда не сможем избавиться от него, до того как столкнемся с серьезными неудачами или рискованными ситуациями; в-третьих, потому что когда мы видим других людей, добивающихся успеха там, где мы терпим неудачу несмотря на все старания, мы приписываем себе, в попытке самозащиты, какие-либо врожденные недостатки и прекращаем заниматься такой деятельностью.

Повторяющиеся признания подобного рода лишают жизненных сил; они являются продуктом усталого и переутомленного воображения и имеют мало общего с объективной реальностью.

3) Наличие обратимости. Главная характеристика корректной осанки во время действия во всех случаях, зависящих от наших сознательных усилий — это обратимость.

В любой момент или на любой стадии корректно выполняемого действия оно может быть остановлено, удержано от продолжения или направлено в обратном порядке без какого-либо предварительного изменения позиции и без усилия. Ограничения для данного правила учитывают рефлекторную деятельность и инерцию, например, при глотании или прыжке. Когда глотательный рефлекс начат, продвижение еды больше не находится в пределах сознательного контроля. Когда мы отрываемся от земли обеими ногами, мы по большей части теряем контроль. Небезынтересно то, что контроль над глотанием и пищеварением может быть приобретен, и профессиональные йоги могут управлять им по своему намерению. Кроме того, профессиональные прыгуны продолжают сохранять значительную долю контроля над своим полетом в воздухе благодаря мгновенному изменению момента инерции тела, производимому за счет сравнительно небольших изменений в его конфигурации.

В приступе ярости, в состоянии беспокойства, веселья, стыда или вины — говоря кратко, во всех случаях высокого эмоционального напряжения наши действия компульсивны — обратимость нарушена настолько, что вопрос о правильности больше не имеет смысла.

Обратимость — это характеристика всех корректно выполняемых действий, даже сна. Так, хорошо координированный зрелый человек (такие люди могут быть найдены среди тех, кто сумел сделать свое любимое дело своей профессией) может заснуть, когда хочет, и проснуться, когда необходимо. Более того, все здоровые животные и люди не возражают против того, что их разбудили, так как они могут прекратить или продолжить сон без проблем. Способность прекращать действие, процесс, возобновлять его, разворачивать в обратном порядке есть один из точных критериев правильного «состояния во время действия». Только действительно зрелые и хорошо координированные люди могут прерывать половой акт, прекращать его или возобновлять без каких-либо затруднений.

Важность обратимости состоит в том, что она возможна только тогда, когда имеет место тонкий контроль возбуждения и торможения, баланс симпатики и парасимпатики. Проверка на обратимость годится для любой человеческой активности, рассматривается ли она с физической или эмоциональной точки зрения.

4) Дыхание и некорректная осанка. Сдерживание дыхания — это наиболее явный наблюдаемый признак некорректной осанки во время действия. Многие люди сдерживают свое дыхание тем или иным способом. Телесный образ, который у них сформирован, таков, что им необходимо производить подготовительную реорганизацию своего горла, грудной клетки и живота перед тем, как они смогут говорить или начать какое-либо движение. У некоторых это нарушение столь выражено, что грудная клетка оказывается постоянно зафиксирована в положении вдоха или выдоха. Нормальная вентиляция нарушена, что впоследствии сильно влияет на кислотно-щелочной баланс крови.

В условиях чрезвычайно щелочности крови мышцы сокращаются без разбора при малейшем внешнем стимуле или при начале любого действия, и имеет место тетаническое сокращение мышц. В случае чрезвычайной кислотности, как при диабете, мышечный ответ не может быть вызван; возникает состояние комы. Щелочность крови может быть заметно увеличена за счет чрезмерной потери двуокиси углерода; энергичное выдыхание (как будто вы дуете на что-то) в течение примерно двух минут вызывает повышенную нейромышечную возбудимость, которая в первую очередь обнаруживается в районе рта и пальцев.

Данное явление имеет комплексную природу. Например, если выдох выполняется не как будто вы дуете, а путем резких толчков вперед нижних брюшных мышц (как делает собака, когда лает), никакого неудобства не наблюдается даже после продолжительных повторений. Привычно неправильное сдерживание дыхания обычно обнаруживается вместе с возбудимостью мышц, характерно и обратное. Взаимность, кажется, является необходимой для любой функции, являющейся непрерывным процессом.

На первый взгляд эти четыре характеристики корректной осанки противоречат обычному опыту и подтверждаются лишь время от времени. Некоторые простые, все время повторяемые обычные движения в действительности выполняются практически до того, как мы осознаем, что вообще что-то делаем. С другой стороны большинство действий, которые требуют какого-либо сознательного решения до их выполнения обычно производят все проблемные ощущения и состояния, которые мы только что перечислили.

Иногда мы оказываемся в особом состоянии, которое обычно сопровождается легкостью на душе и ощущением счастья; во время таких скоротечных мгновений осанка гораздо больше согласуется с нашими требованиями. Чтобы понять это и получить более ясное представление о функционировании человеческого тела, необходимо узнать кое-что об особенностях нашего скелета и функционировании мускулатуры.

Нажмите страницу 2, чтобы читать дальше.

Добавить комментарий